30 декабря 2015

Выдержки из доклада ООН о человеческом развитии 2015, касающиеся гендерного неравенства в трудовой сфере. Как отмечено в докладе, в двух сегментах – сфере неоплачиваемой работы по уходу и секторе оплачиваемого труда – продолжает существовать явный гендерный дисбаланс, отражающий местные ценностные ориентиры, социальные традиции и исторические роли полов.

Труд по уходу включает в себя такие виды работы по дому, как приготовление пищи для семьи, уборку дома, набор воды и сбор топлива, а также уход за детьми, престарелыми и больными членами семьи, как в краткосрочном, так и в долгосрочном периодах.

В большинстве стран всех регионов женщины трудятся больше, чем мужчины. На долю женщин приходится 52% глобального труда, на долю мужчин – 48%. Но даже в условиях, когда женщины несут больше половины этого бремени, они находятся в невыгодном положении в обоих сегментах труда – как оплачиваемого, так и неоплачиваемого – в моделях, которые поддерживают друг друга. В 2015 г. доля экономически активного населения составляла 50% среди женщин и 77% среди мужчин.

В общей сложности в странах мира в 2015 г. были заняты по найму 72% мужчин трудоспособного возраста (от 15 лет и старше), и лишь 47% женщин этого же возраста. На показатели экономической активности и занятости женщин серьезно влияют экономические, социальные и культурные факторы, а также распределение домашнего труда. Из 59%, составляющих долю оплачиваемого труда, выполняемого в основном вне дома, на мужчин приходится почти вдвое больший объем, чем на женщин – 38 и 21%, соответственно. Противоположная картина наблюдается в сфере неоплачиваемого труда, выполняемого главным образом дома и включающего в себя широкий диапазон функций по уходу: из 41% неоплачиваемого труда женщины выполняют в три раза больше, чем мужчины: 31 и 10%, соответственно. Отсюда дисбаланс: мужчины доминируют в сфере оплачиваемого труда, женщины – в сфере неоплачиваемого. Домашний неоплачиваемый труд незаменим для функционирования общества и благополучия людей; тем не менее, когда он падает в первую очередь на женщин, он ограничивает диапазон их выбора и возможностей в других видах деятельности, которые могли бы быть для них более содержательными. Даже когда женщины заняты в сегменте оплачиваемого труда, они оказываются в неблагоприятном положении и сталкиваются с дискриминацией. Одно из ее проявлений – существование «стеклянного потолка». В странах мира женщины непропорционально мало представлены в высшем руководстве бизнеса: на них приходится лишь 22% руководящих должностей высшего звена, а в 32% предприятий вообще нет высших руководительниц (с некоторыми различиями по регионам)

gender trud
Сегрегация в профессиональной сфере распространена повсеместно, в разные периоды времени и на разных уровнях экономического процветания. Мужчины непропорционально широко представлены в ремеслах и производствах, в управлении предприятием и оборудованием, в управленческих и законодательных профессиях, а женщины – в специальностях, требующих среднего уровня квалификации, таких как конторские служащие, обслуживающий персонал, рядовые работники промышленных и торговых предприятий. Даже выполняя ту же работу, что и мужчины, женщины могут меньше зарабатывать; как правило, разрыв в оплате труда наиболее значителен среди самых высокооплачиваемых категорий специалистов. В общей сложности, во всем мире женщины зарабатывают на 24% меньше мужчин. В Латинской Америке зарплата топ-менеджерок составляет в среднем лишь 53% зарплаты топ-менеджеров. Кроме того, в большинстве регионов женщины чаще трудятся в сфере «незащищенной занятости», работая на себя или на других в неформальных условиях, где заработки непостоянны, а защита трудовых прав и социальное обеспечение минимальны либо совсем отсутствуют.

На долю женщин приходится непропорционально значительная доля труда по уходу.

Во всем мире женщины выполняют бόльшую часть неоплачиваемого труда по уходу, который главным образом включает в себя работу по дому (такую как приготовление пищи, заготовку дров, набор воды и уборку) и работу по уходу (в частности, уход за детьми, больными и престарелыми) в доме и общине. Благодаря выполняемой ими непропорционально высокой доле работ по уходу, у женщин остается меньше времени, чем у мужчин, для другой деятельности, в том числе для оплачиваемого труда и образования, а также меньше свободного времени, которым они могут пользоваться по своему усмотрению. В выборке из 62 стран мужчины посвящали досугу и общению в среднем 4,5 часа в день, а женщины – 3,9 часа. В странах с низким уровнем развития человеческого потенциала мужчины тратят на общение и досуг почти на 30% больше времени, чем женщины. В странах с высоким уровнем развития человеческого потенциала эта разница составляет 12%. Женщины также в непропорционально большой мере вовлечены в оплачиваемый труд по уходу. Спрос на оплачиваемых домашних работников растет. В общей сложности в мире, по оценкам, 53 млн людей в возрасте от 15 лет и старше заняты оплачиваемым домашним трудом. Из них 83% – женщины, в том числе работники-мигранты. Таким образом, возникает глобальная цепочка работ по уходу, где домашние работники-мигранты выполняют работу по дому и осуществляют уход за детьми и другими лицами в домохозяйствах за рубежом. Но зачастую они оставляют на родине своих собственных детей и родителей, создавая «дефицит ухода», который часто заполняется дедушками и бабушками или другими родственниками, либо наемными местными помощниками. Несмотря на возможные злоупотребления, связанные с домашним трудом – низкую заработную плату, плохие условия труда, отсутствие доступа к медико-санитарной помощи, а также физическое насилие и сексуальные домогательства, – многие работники чувствуют себя обязанными оставаться у злоупотребляющих их трудом работодателей, так как им нужна работа. Несмотря на важность человеческого развития, труд по уходу нередко остается незамеченным. Частично это происходит потому, что, являясь не оплачиваемым, он не находит отражения в экономических показателях, таких как ВВП. Однако придание неоплачиваемому труду по уходу должного значения позволило бы подчеркнуть вклад женщин в домашние хозяйства и общины, и привлечь внимание к их материальным условиям и благосостоянию, что, возможно, оказало бы воздействие на разработку политики. Среди всех стран, пытающихся измерить ценность неоплачиваемого труда по уходу, имеющиеся оценки варьируются от 20 до 60% ВВП. В Индии стоимость неоплачиваемого ухода оценивается в 39% ВВП, в Южной Африке – в 15%. Когда у женщин нет иного выбора, кроме как отдать приоритет неоплачиваемому труду и не входить в состав экономически активного населения, они многое приносят в жертву, возможно, теряя шанс развивать свой потенциал на рабочем месте. Они также теряют возможность экономической независимости.

Преодоление дисбалансов в сфере неоплачиваемого и оплачиваемого труда идет на пользу как нынешнему, так и будущим поколениям

Дисбалансы в разделении труда между женщинами и мужчинами необходимо изменить. Да, во многих обществах происходит поколенческий сдвиг, особенно в домохозяйствах образованного среднего класса, в направлении более равного распределения труда по уходу между мужчинами и женщинами. Однако еще многое предстоит сделать, и необходимы незамедлительные меры по преодолению глубокого гендерного неравенства. Устоявшиеся модели неравенства способны поддерживать друг друга, в результате чего женщины и девушки из поколения в поколение попадают в капкан обедненного выбора и ограниченных возможностей. Необходимо предпринять шаги по четырем стержневым направлениям политики:

– уменьшение и более справедливое распределение бремени неоплачиваемого труда по уходу;
– раcширение возможностей женщин в области оплачиваемого труда;
– совершенствование результатов оплачиваемого труда;
– изменение норм и правил.

Время, затрачиваемое на неоплачиваемый труд по уходу, необходимо сократить в целом и обеспечить более справедливое его распределение. Всеобщий доступ к чистой воде, применение современных энергетических услуг для нужд домохозяйства, предоставление государством качественных услуг, в частности, связанных с медико-санитарной помощью и уходом, трудовой распорядок, предусматривающий гибкие графики труда без ущерба для профессионального роста и изменение социальных установок, касающихся гендерных ролей и функций, – всё это может содействовать уменьшению бремени труда по уходу для семей и, в частности, для женщин. Законодательство и адресные меры политики способны расширить доступ женщин к оплачиваемому труду. Доступ к качественному высшему образованию во всех областях знаний и опережающие усилия в области трудоустройства могут уменьшить препятствия, в частности, в тех сферах, где недостаточно представлены женщины или сохраняется разрыв в заработной плате.

Меры политики способны также снизить барьеры для профессионального роста женщин на рабочем месте. Мероприятия, связанные, в частности, с недопущением злоупотреблений на рабочем месте и равной оплатой труда, предоставлением обязательного отпуска по уходу за ребенком, обеспечением равных возможностей для расширения знаний и повышения квалификации, а также меры по недопущению растраты человеческого капитала и квалификации могут помочь улучшить результаты трудовой деятельности женщин. Жизненно важное значение имеет отпуск по уходу за ребенком. Более справедливое и обнадеживающее его предоставление способно обеспечить высокий уровень экономической активности женщин, снизить разрыв в оплате труда и улучшить баланс между трудовой и личной жизнью для женщин и мужчин. Многие страны в настоящее время предлагают разбить отпуск по уходу за ребенком на две части, предоставляемые, соответственно, матери и отцу. Кроме того, должны эволюционировать социальные нормы, отражая равный потенциал женщин и мужчин. Выдвижение женщин на заметные позиции по должности, сфере ответственности и полномочиям в государственном и частном секторах, и поощрение мужчин работать в традиционно «женских» профессиях способны изменить укоренившиеся взгляды.

Обеспечению баланса возможностей оплачиваемого и неоплачиваемого труда между мужчинами и женщинами могут содействовать следующие меры политики:

— Расширение и укрепление гендерно-чувствительных мер политики в отношении наемного труда женщин. Программы должны быть направлены на развитие умений посредством образования, особенно в области математических и технических наук, повышения квалификации, соответствующего требованиям рынка, и доступа к непрерывному профессиональному развитию.

— Управлении компромиссами. Речь идет, например, о поддержке трудящихся, которые теряют работу в результате прекращения деятельности сектора/отрасли (например, горнодобывающей), применения стандартов (например, в секторе утилизации кораблей), борьбе с межпоколенческим неравенством, а также об управлении переменами и их облегчении.

— Конкретные меры вмешательства. Необходимы законодательные меры для сокращения неравенства между женщинами и мужчинами в злоупотреблениях на рабочем месте, дискриминации при найме, а также доступа к финансам и технологии.

— Первоочередное внимание к декретным отпускам и отпускам по уходу за ребенком. Оно более эффективно, чем следование общему гендерно-нейтральному подходу, если обоим родителям, одинаково пользующимся отпуском по уходу за ребенком, предоставляется поощрение; следует побуждать отцов чаще пользоваться отпуском по уходу за ребенком.

— Расширение диапазона выбора в области ухода, включая детские сады, программы продленного дня, дома для престарелых и специализированные учреждения для долгосрочного ухода. Работодатели могут также организовывать детские сады по месту работы. Другой альтернативой является субсидирование услуг по уходу путем выдачи специальных талонов.

— Поощрение гибких режимов рабочего времени, включая дистанционную работу. Должны существовать достаточные стимулы, побуж- дающие женщину вернуться на работу после рождения ребенка. Они могут включать в себя сохранение рабочего места за женщиной, ушедшей в отпуск по беременности и родам, на период до одного года. Женщинам могут также предлагаться льготы и материальные стимулы (например, повышение заработной платы) за возвращение на работу. Дистанционный труд и гибкие режимы труда могут также дать возможность женщинам и мужчинам поддерживать баланс между оплачиваемым и неоплачиваемым трудом.

— Признание ценности труда по уходу. Эти усилия позволят разработчикам политики осознать ценность труда по уходу для общества и будут поощрять появление различных вариантов стимулирования работников за такой труд.

— Совершенствование сбора данных об оплачиваемом и неоплачиваемом труде. Национальные статистические системы, используя услуги большего числа женщин-опросчиков, а также соответствующие выборки и анкеты, должны повышать качество собираемых данных об оплачиваемом и неоплачиваемом труде. Адресные меры, касающиеся устойчивого труда, могут быть сосредоточены на прекращении, преобразовании и создании труда в целях совершенствования человеческого развития и обеспечения экологической устойчивости.

Меры политики могут быть сконцентрированы на:

— Внедрении различных технологий и поощрении новых капиталовложений. Это потребует отойти от традиционного стиля ведения бизнеса, осуществляя трансферт технологий и быстро переходя к более устойчивому труду.

— Стимулировании индивидуальных действий и обеспечении защиты от неравенства. Это требует признания и стимулирования положительного побочного эффекта от человеческого труда, например, использования социальной заработной платы, выходящей за рамки частной оплаты труда, для поощрения работников, чей труд обладает ценностью для общества (например, охрана лесов).

— Управлении компромиссами. Речь идет, например, о поддержке трудящихся, которые теряют работу в результате прекращения деятельности сектора/отрасли (например, горнодобывающей), применения стандартов (например, в секторе утилизации кораблей), борьбе с межпоколенческим неравенством, а также об управлении переменами и их облегчении.»

По материалам Доклада ООН о человеческом развитии 2015