alhovka 2Еще несколько лет назад проблема домашнего насилия в Беларуси находилась "за закрытой дверью" в прямом и переносном смысле: пока семейные агрессоры безнаказанно глумились над женами, детьми, пожилыми родителями, те молча терпели, а общество отгораживалось фразами "сами разберутся" и "нет дыма без огня". Но "заговор" молчания разорван, проблема домашнего насилия наконец-то обрела голос и, что очень важно, законодательное звучание. В Минске на заседании круглого стола, организованном международным общественным объединением "Гендерные перспективы", обсуждалась необходимость дальнейшего совершенствования правовой базы в сфере противодействия домашнему насилию, важность принятия специализированного закона, а также пробелы в правовых механизмах противодействия домашнему насилию и защиты жертв.

Председатель правления МОО "Гендерные перспективы" Ирина Альховка отметила, что разработаны предложения в закон о предупреждении насилия в семье. Они основаны на анализе работы общенациональной горячей линии для пострадавших от домашнего насилия 8-801-100-8-801 и службы социального сопровождения пострадавших.

НЕ УЛЫБНУЛАСЬ - ШТРАФ

Один из самых распространенных видов насилия в семье - психологическое, далее следует физическое, затем - экономическое и сексуальное. Зачастую абоненты общенациональной горячей линии признают, что подвергаются одновременно нескольким видам насилия. Так, в 97% случаях абоненты отмечали, что испытывали психологическое насилие, с ситуацией физического насилия сталкивались 71% абонентов. Около 4% абонентов заявляли о сексуальном насилии со стороны своего супруга или интимного партнера (этот вид насилия, особенно в браке, - наиболее латентный и наименее распознаваемый). Практически каждый второй абонент горячей линии (49%) жаловался на экономическое насилие, большинство пострадавших (95%) - женщины.

Вот несколько примеров того, с какими формами экономического насилия в семье сталкиваются клиентки МОО "Гендерные перспективы". Муж разработал и применял систему финансовых штрафов за ненадлежащее, по его мнению, поведение супруги - не улыбается, спорит, грубит и т.п. Муж отбирает у жены-дизайнера компьютер, принтер, модем, в результате чего она не может работать на дому. Муж ломал принадлежности жены, которая делала на дому маникюр. Супруг отключал отопительный котел, перерезал провода интернета, ТВ. Глава семьи продал холодильник, запрещал использовать электрочайник, объясняя это необходимостью экономить электроэнергию. Супруг не разрешает жене работать, мол, от нее нет никакого толка, а зарплата слишком мала. Бывший супруг, проживающий на общей жилплощади, ломал кухонную мебель, портил продукты питания, принадлежащие бывшей супруге.

МОО "Гендерные перспективы" предлагает расширить определение "насилие в семье", включив в него понятие "экономическое насилие".

УГРОЗА НАСИЛИЯ - НЕ ПОВОД ДЛЯ ПРОТОКОЛА?

Одна из клиенток МОО "Гендерные перспективы", которая спряталась в приюте ОО "Гендерные перспективы" рассказала, что жила вместе с ребенком и супругом в квартире его родителей. Муж постоянно оскорблял и угрожал, а спустя несколько лет, убедившись в своей безнаказанности, начал избивать женщину. Причем до того как избить, муж часто подкрадывался к ней сзади с ножом, когда она, например, мыла посуду и, водя по ее спине лезвием, описывал в подробностях, как будет ее убивать. Молодая женщина была сильно напугана и обратилась в милицию, однако участковый инспектор ответил, что ничем не может помочь - явные следы насилия отсутствуют.

Такая история - не единственная в своем роде. 98% женщин, получивших услуги в МОО "Гендерные перспективы", были единодушны во мнении: очень важно, чтобы милиция могла действенно реагировать не только на факты уже свершившегося акта насилия, но и на угрозы агрессора о расправе над партнершей.

Следует пояснить: правоприменительная практика такова, что угрозы совершения насилия рассматриваются как психологическое насилие. Доказать факты психологического насилия очень непросто, и это нередко снижает уровень ответственности агрессора или же административный процесс вообще не начинается, то есть агрессор уходит от ответственности.

"Поэтому мы считаем, что угрозы совершения насилия должны быть эксплицитно включены в определение "насилие в семье", - подчеркнула Ирина Альховка.

СКОВОРОДКА САМООБОРОНЫ

Нередко женщины, страдающие от насилия в семье со стороны супругов на протяжении многих лет, вынуждены защищать свою жизнь и жизнь своих детей, применяя подручные средства самообороны. Иногда они наносят обидчику телесные повреждения разной степени тяжести. "Когда такие действия не превышают пределы необходимой самообороны, принимая во внимание предшествующий опыт домашнего насилия, меры ответственности не должны применяться к жертве насилия", - считает Ирина Альховка.

В практике специалистов МОО "Гендерные перспективы" нередки ситуации, когда женщины страдают от своих бывших супругов даже после развода, однако агрессоры не привлекаются к ответственности - согласно действующему законодательству их противоправные действия не подпадают под определение "насилие в семье". Но ведь насилие, которое применяет бывший супруг в отношении бывшей супруги, напрямую проистекает из природы брачных отношений и не может рассматриваться как происходящее вне семьи, как всего лишь нарушение общественного порядка, уверены специалисты.

К слову, 20% женщин, обратившихся за помощью в МОО "Гендерные перспективы", и 14% женщин, позвонивших на горячую линию, состояли в разводе с супругами-агрессорами, однако были вынуждены терпеть психологическое, экономическое насилие, угрозы физического насилия даже после развода.

В таких ситуациях женщины оказываются заложницами положения. Им приходится самостоятельно собирать доказательства причиняемого материального, психологического ущерба, что зачастую становится непосильной задачей - их правовая грамотность близка к нулю. При обращении за помощью в государственные структуры приходится отстаивать свой статус благополучной мамы и добропорядочной гражданки из-за риска признания семьи находящейся в социально опасном положении, которое чревато отобранием детей.

Множество препятствий, с которыми сталкиваются женщины при отстаивании своих законных прав и интересов, нередко приводят к тому, что жертва насилия смиряется со своими проблемами, терпит до тех пор, пока окончательно не подорвет свое здоровье, не лишится имущества или не получит такие телесные повреждения, которые станут-таки основанием для привлечения агрессора к ответственности. Бывают случаи, когда женщина либо в состоянии аффекта, либо в ситуации самообороны сама наносит травмы своему мучителю.

НЕТ ЗАЯВЛЕНИЯ - НЕТ ВИНЫ?

Среди звонков на общенациональную горячую линии 17% - обращения от родственников, друзей, знакомых жертв домашнего насилия с просьбой оказать содействие в привлечении внимания к семье, в которой совершается насилие, наказать агрессора, помочь пострадавшим и их несовершеннолетним детям.

Так, на горячую линию обратилась сестра девушки, которая с переломом ключицы и множественными ушибами попала в больницу после избиения супругом. В больнице девушка сказала, что упала с лестницы, - боялась огласки и мести мужа. Медицинский персонал не задал ей дополнительных вопросов: упала так упала, причину травм выяснять не стали. Сестра пострадавшей просила содействовать в привлечении агрессора к ответственности. Однако не все так просто. Как выяснилось, пострадавшая от побоев жена никогда не обращалась в милицию после фактов насилия со стороны супруга. В семье есть ребенок 6 лет. Учительница и школьный психолог уже обратили внимание на девочку, так как ее поведение изменилось, она стала запуганной, неконтактной. Семью посетили сотрудники школы, но мама боится рассказывать им о фактах насилия, чтобы не забрали ребенка (ее в этом постоянно убеждает муж). Боится она и всплеска насилия со стороны мужа, так как он угрожает ей расправой, если она хоть кому-то расскажет о происходящем в семье.

Органы прокуратуры имеют полномочия инициировать расследования по фактам насилия в семье, если жертва находится в зависимом от агрессора положении, но эта практика не охватывает все случаи. Поэтому многие пострадавшие отказываются от подачи заявления в милицию или забирают ранее поданные заявления по причине угрозы эскалации насилия. Когда о насилии в семье становится известно органам защиты детства, практика реагирования правоохранительных и иных органов направлена исключительно на защиту интересов ребенка. Совершеннолетние жертвы насилия могут привлечь агрессора к ответственности только по заявлению в милицию.

"Следует перевести дела по насилию в семье в категорию дел публичного обвинения, чтобы избежать зависимости между наказанием виновника и заявлением жертвы, - считает Ирина Альховка. - Что касается ст. 31 закона "Об основах деятельности по профилактике правонарушений", то считаем, что необходимо исключить получение письменного согласия жертвы для применения защитного предписания с выселением агрессора. Данная мера ставит жертву насилия в дополнительную зависимость от агрессора, а также нарушает принцип неотвратимости ответственности за насилие в семье. Полагаем, что если защитное предписание выносится в отношении агрессора, совершившего административное правонарушение и после вступления в законную силу решения суда, ранее поданного заявления жертвы должно быть достаточно для применения всех мер индивидуальной профилактики".

РЕЦЕПТ ДЛЯ АГРЕССОРА

Женщины, подвергающиеся насилию в семье, могут терпеть его годами, даже десятилетиями. Вместе с тем насилие в семье между интимными партнерами представляет большую угрозу жизни пострадавшей, чем преступление, совершенное незнакомым человеком. В ситуации домашнего насилия агрессор обладает исчерпывающей информацией о жизни жертвы и имеет множество механизмов воздействия, давления и шантажа - знает, где живут ее родители, родственники, друзья, у которых она может спрятаться, где она работает, куда она может уехать.

Несмотря на тяжелые последствия насилия, которые приходится преодолевать женщинам, многие не готовы разрывать отношения с агрессором. Причин много: трудное материальное положение и пугающая перспектива воспитания в одиночку несовершеннолетних детей; отсутствие собственной жилплощади и возможности снять жилье; отсутствие поддержки со стороны близких родственников, способных поддержать женщину в решении уйти от агрессора; страх, что после развода агрессор может получить право опеки над детьми и т.п.

Женщина продолжает жить с агрессором и терпеть побои, унижения и оскорбления, забирает заявление в милицию на агрессора, по причине созависимости (это сложное психологическое состояние пострадавшей, при котором она сильно эмоционально, социально или даже физически зависима от агрессора). Созависимость возникает на фоне длительного нахождения женщины в стрессовой ситуации.

Так, в 82% случаях на горячую линию обращаются сами пострадавшие (94% из них - это женщины), причем 55% пострадавших состоят в браке. Эти цифры говорят о том, что по разным причинам женщины не хотят или не могут разорвать отношения с агрессором. В таких семьях очень важно, чтобы агрессор направлялся на специальные коррекционные программы для снижения агрессивности и снижения угрозы для жизни и здоровья пострадавшей. "Законодательные меры прохождения специализированной терапии должны носить обязательный (принудительный) характер, поскольку практически ни один агрессор не признает наличия у себя психологических проблем, проблем с выражением своих эмоций в конструктивной форме, проблем с самоконтролем, - считает Ирина Альховка. - Агрессоры - это люди, которым необходима психологическая помощь. Даже если семья, в которой он совершал насилие, распадется, то в новой семье, которую он создаст в будущем, модель насильственного поведения может повториться". Об этом свидетельствует тот факт, что 10% женщин, состоящих в браке, отмечали, что брак с ними у их супругов - второй, но им известно, что в первом браке супруг также проявлял насилие в отношении своей первой супруги или первый брак распался по причине агрессии супруга.

Таким образом, следует обязать виновников насилия проходить комплексные коррекционные программы, направленные на снижение агрессивного поведения.

"Новый законопроект также должен содержать описание механизма межведомственной координации и взаимодействия органов и учреждений по вопросам предупреждения насилия в семье. Этот механизм должен включать меры по повышению правовой грамотности (потенциальных) жертв насилия в семье, развитию услуг, в которых они наиболее нуждаются", - считают эксперты. Так, около 90% абонентов горячей линии, обратившихся за юридической помощью, не знали, как составлять исковое заявление в суд и не могли сделать это самостоятельно, слабо осведомлены о законодательных мерах защиты себя и об ответственности агрессора. Более половины абонентов не имеют финансовых средств для получения платной юридической помощи, а также помощи адвоката.

БЕЛТА